4
1
На полку
16
1 853
0 %
Скорость: 1x
Автопауза: выкл
00:31
00_Ivanov_N_Zasechnaya_cherta_Leonov_A
08:48
01_Zasechnaya cherta
09:53
02_Zasechnaya cherta
15:46
03_Zasechnaya cherta
09:55
04_Zasechnaya cherta
10:31
05_Zasechnaya cherta
33:26
06_Zasechnaya cherta
23:09
07_Zasechnaya cherta
31:30
08_Zasechnaya cherta
12:45
09_Zasechnaya cherta
25:51
10_Zasechnaya cherta
08:09
11_Zasechnaya cherta
06:55
12_Zasechnaya cherta
10:22
13_Zasechnaya cherta
07:33
14_Zasechnaya cherta
19:01
15_Zasechnaya cherta
05:20
16_Zasechnaya cherta
12:54
17_Zasechnaya cherta
31:17
18_Zasechnaya cherta
05:49
19_Zasechnaya cherta
06:37
20_Zasechnaya cherta
05:45
21_Zasechnaya cherta
08:09
22_Zasechnaya cherta
01:21
23_Zasechnaya cherta

Засечная черта автор читает Андрей Леонов

Засечная черта
Время звучания: 05:11:17
Добавлена: 23 ноября
В Россию текла боль.

Она с усилием переваливала своё рваное, длинное тело через косогоры, глотала пыль с терриконов и собирала для пропитания колоски среди сгоревшей на полях бронетехники. Она из последних сил тащила себя на костылях, её толкали в детских колясках и несли спеленатой на руках. Везли в набитых нехитрым скарбом машинах. Именно по ним, по машинам, и узналось: а боль-то сама по себе бедна, богатые на таких стареньких "жигулях" не ездят.

Её останавливала, пытала и исподтишка пинала на блок-постах родная украинская армия, обвиняя в предательстве и грозя то ли отлучить от родины, то ли наоборот - никуда не выпускать. При этом боль сама могла тысячу раз, ломая шею, сорваться с крутых склонов, свалиться с искорёженных пролётов на разрушенных мостах и навеки остаться на родной земле под наспех сколоченным крестом. Но всякий раз она находила и находила силы двигаться дальше. Её двужильность удивляла, это нельзя было ни понять, ни объяснить. Особенно тем, кто не видел, с какими муками она рождалась под минами в посёлке Мирном. Как вдоволь, словно про запас насыщалась слезами в городе Счастье. Как горела днём и ночью в Металлисте. Уродовалась в Роскошном, превращалась в чёрные кровавые сгустки в Радужном, плавилась в Снежном. Пряталась в тесных подвалах Просторного ради того, чтобы не померк свет, как в Светличном...

Брела, текла по юго-востоку украинская боль - немая, но оттого легко переводимая на любые языки мира. Порой казалось, что это просто мираж Первой мировой, начавшейся таким же жарким летом 14-го года. Но - ровно сто лет назад. Та война смела с планеты правых и виноватых, разорвала в клочки империи и загнала в небытие целые династии: ей после первого же выстрела становится всё равно, что засыпать в могилы - любовь или ненависть, добро или зло, счастье или боль.

Боли нынешней тоже не гарантировалась безопасность и потому она вместе со всеми мечтала лишь об одном - побыстрее увидеть засечную черту. С пограничными вышками. С русскими солдатами на них. Там, за их спинами, за их оружием и могли прекратиться все мучения.

Но не торопилась, не спешила открываться граница. Словно оберегая собственный дом от близкой войны, оттягивала и оттягивала засечную черту вглубь России. А может, просто давая людской боли возможность испить свою чашу до дна.

Вот только где оно, дно? Кто его вымерял-выкапывал? Под чей рост и какую силу?
Подписаться на новые комментарии
Комментарии 1
Для написания комментария авторизуйтесь.
0
Михаил 6 декабря в 15:02 #
Добротная военная проза...